LIBRARY.PT is a Portuguese open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: PT-52

share the publication with friends & colleagues

Во время XVII Международного конгресса исторических наук в Мадриде (26.VIII - 2.IX.1990) главный редактор журнала "Вопросы истории" член- корреспондент АН СССР А. А. Искендеров встретился с президентом Национального комитета историков Испании Элоем Бенито Руано и взял у него интервью, текст которого приводится ниже:

А. А. Искендеров. Представляя Вас нашим читателям, я хотел бы прежде всего просить Вас рассказать немного о себе. Как и когда Вы стали историком, где учились, кто Ваши учителя, каковы Ваши научные интересы и пристрастия?

Элой Бенито Руано. Я мадридец, учиться начал на Канарских островах, а продолжил обучение в Мадридском университете. По окончании преподавал в университете в Овьедо, а затем вернулся в Мадрид для работы в одном из университетов и в Высшем совете научных исследований в качестве стипендиата и сотрудника. Таким образом, мое становление как историка связано с испанскими университетами, в дальнейшем у меня была возможность получить стипендии для работы во Франции, Англии, Италии и завершить cursus honorum в Национальном комитете историков Испании, где я сначала был вице-секретарем, а затем секретарем, вице-президентом и с 1975 г. являюсь президентом.

Что касается моих исследований, то я - человек архивов и библиотек. В тех странах, которые я посещал сначала как исследователь, а затем как представитель Национального комитета историков Испании, я установил множество дружеских связей. Несколько раз я побывал в Советском Союзе. Впервые я был в Москве в 1970 г. на XIII Международном конгрессе исторических наук. Мы посетили тогда Ленинград, Новгород и Калинин, проезжали через другие города, через огромные леса. Все это наполнило реальностью тот литературный образ, который был получен при чтении русских романов прошлого и начала этого века.

Я посвятил себя исследованию проблем средневековья, но не вследствие какого-либо политического давления, а только из-за любви к созерцанию эпохи, которая при взгляде с далекой перспективы являет собой основу нашего происхождения и бытия. Я - медиевист, но начал заниматься этими сюжетами не потому, что в то время следовало восхвалять возврат к средневековью, - я нахожу захватывающим поиск и открытие тех решений, которые принимал средневековый человек, занимаясь проблемами не только похожими, но идентичными нашим. Проблемы в истории остались теми же, добавились новые, а решения - всегда те, которые принимает человек в каждый момент своей жизни.

А. И. Я понимаю, что в кратком интервью сделать это очень трудно, но все-таки нельзя ли хотя бы в нескольких словах охарактеризовать нынешнее состояние испанской историографии, назвать основные ее направления или научные школы, их главных представителей?

Э. Б. Р. В Испании не существует каких-либо особых философско- теоретических устремлений к созданию оригинальных доктрин и интерпретаций истории. Мы следуем в русле тех течений, которые представляют собой "Longue vague" - большую волну, которая "заливает", в лучшем смысле этого слова, всю современную испанскую историографию (под современной подразумевается историография последних 50 лет). С одной стороны, здесь достаточно сильны позиции, и даже в большей степени, чем

стр. 246


теория сама по себе, материалистической и марксистской философии, с другой - историография, которая может быть охарактеризована гораздо более широко, но и более неточно и расплывчато и не имеет общего, идентичного определения. Она может называться и буржуазной, и западной, что уже само по себе неточно, поскольку на Западе и марксизм и материализм получили достаточно широкое распространение. Может она также называться и немарксистской историографией.

Но, вероятно, в большей степени нас объединяли (и скорее всего, по причинам близости географической, исторической и историографической) с Францией всегда имевшие для испанцев особую привлекательность идеи "школы Анналов" с ее стремлением к изучению глобальной истории. А потому - это стремление рассматривать историю во всех ее аспектах, с момента становления человеческой деятельности. Этот подход - не экономический, ни в коей мере не социологический, не культурный, еще менее религиозный и нисколько не философский - это концепция вселенной, но разложенная на различные составляющие человеческой деятельности, будь то профессиональная деятельность, или способ объединения людей, или методы администрирования или финансирования; это могут быть присущие людям какие-либо конкретные идеалы или конкретные верования.

Кроме того, с точки зрения материи или субъекта истории эта школа развивается, избегая, что естественно, уже устаревших позиций, как, например, существовавшей в XIX в. теории о героях в истории, то есть отдельных личностях, великих людях, которые имеют силу, влияние и служат проводниками истории как для добра, так и для зла. Но существует и другой феномен, история людей без истории, огромных коллективов, а не социальных классов, наиболее активно действующих (таких, как аристократия или олигархия). Это средние классы, низшие, разрозненные, прочие слои, то есть те, которые прошли незамеченными и которые дают только статистические данные для суммы, для целого; и люди, составляющие это целое, также являются объектом исследования испанской историографии последних десятилетий.

В настоящее время наблюдаются новые подходы и в изучении этих групп, не являющихся ни социальными классами, ни социальными группами, ни коллективами - единственными актерами в истории. В частности, на XVII Международном конгрессе исторических наук одна из больших методологических тем была названа очень просто - "Историческая биография". Историческая биография - это на самом деле целый исторический, историографический и литературный жанр, который имеет свои циклы. Это не биография в ее психологической интерпретации индивидуума, как то делали в свое время два великих биографа - Эмиль Людвиг и Стефан Цвейг. Сейчас мы бы определили это как образец, пример, модель. Например, модель торговца, модель моряка, модель интеллигента, военного может быть превосходно проанализирована через индивидуальную биографию или через групповую.

Как это делается? Исследуются торговые компании или банковские компании в средневековье, например итальянские, в которых имеется полная преемственность, династия, наследование, где целые семьи последовательно посвящают себя одному и тому же занятию, эволюционируя и демонстрируя одновременно свою жизненную позицию, свои любовные, матримониальные, экономические, меценатские и прочие наклонности, - и это применимо ко всем видам человеческой деятельности. Именно в такой интерпретации и имеют смысл труды, в создании которых мне приходилось принимать участие.

А. И. В Советском Союзе сейчас очень важное значение придается тому, что мы называем "возрождением исторической правды". В период сталинизма она, как и многое другое, находилась в забвении, не нужна была тем, кто проводил, по существу, антинародную политику, создавал антигуманный режим. Наше общество фактически было лишено правдивой национальной истории. Не существовало ли аналогичной или похожей ситуации в Испании в годы франкизма? Насколько актуальна задача воссоздания правдивой отечественной истории для испанской исторической науки?

Э. Б. Р. Все тоталитарные, диктаторские и автократические режимы имеют свой аппарат контроля и насилия, который действует с большей или меньшей интенсивностью в течение более или менее длительного времени. Историку сложно отыскать правду, поскольку в странах или в тех кругах, где уже нет никакого официального контроля, а, напротив, существует плюрализм мнений и печатных органов, выражающих эти мнения, чтение газет за одно и то же число предоставит нам совершенно различные версии одного и того же события. Если Вы купите сегодняшние мадридские газеты, то увидите, что все они различны: в них говорится об одних и тех же фактах, но мнения различны. Вернее, их столько, сколько газет, Налицо интерпретация журналиста, или редактора, или директора издания, который имеет собственные цели в своем общественном секторе, в защиту которого он выступает или в котором участвует, то есть существуют причины, по которым даже фотография может иметь личностную интерпретацию. Фотограф или, скажем, ответственный за первую полосу газеты может изобразить какого-либо политика с кислым или неприязненным выражением лица. Что представляет больший

стр. 247


интерес: показать въезжающий в Кувейт танк или президента Ирака Хусейна, гладящего белокурую головку европейского ребенка. Вот они - две правды и две стороны правды в реальности.

То же самое происходит и в истории. Нас интересуют определенные темы, персонажи, мы рассматриваем их с определенной точки зрения не только потому, что мы принадлежим к этой нации, но и потому, что обладаем определенным полем зрения, как географическим, так и временным, сложившимся также в результате определенных индивидуальных обстоятельств. Очевидно, что с каждым разом для человека эта разносторонность все более и более желательна, и если она существовала или существует, то что-то остается в тени, и, следовательно, появляется возможность для манипуляции. Не знаю, известен ли в СССР написанный в 40-е годы роман английского писателя Дж. Оруэлла, сражавшегося в Испании в составе интербригад, - "1984"? Он представляет нам восстановленную или обновленную версию истории, в зависимости от обстоятельств каждого дня этого и прошлого столетия, а также переносит нас в будущее. Некоторым историкам следовало бы заняться этим, но в то же время именно против этого и было направлено последнее заседание бюро Международного комитета исторических наук (МКИН), на котором было рассмотрено предложение изучить этот вопрос в рамках бюро и затем вынести на один из конгрессов или создать международную комиссию при МКИН, которая бы специально посвятила себя задаче борьбы против манипулирования историей и искажения ее. Это могло бы стать воодушевляющим стимулом, хотя сам факт создания комиссии еще не означает ни всеобщего и постоянного применения этого инструмента, ни его возможного использования в будущем.

А. И. Во многих странах, в том числе в Советском Союзе, в настоящее время выражается определенная неудовлетворенность состоянием исторического образования. Высказывается мнение, что существующая ныне система исторического образования во многом устарела, не отвечает современным требованиям, вследствие чего историческое самосознание как часть общественного сознания часто находится на недостаточно высоком уровне. Насколько актуальна эта проблема для Испании?

Э. Б. Р. Да, у нас такое же положение. Боюсь, что это феномен времени. Некоторое время назад во всех курсах обучения на звание бакалавра конкретную дисциплину "История" включили в понятие более общее - "Общественные науки". А потому сама дисциплина "История" была значительно сокращена. Кроме того, наблюдается заметная диспропорция между изучением общетеоретических проблем удаленных от нас эпох: античной и средневековой истории, XVI - XVIII веков и современной, то есть истории XIX - XX вв., которым в общем курсе уделяется гораздо больше времени и внимания. Конечно, то, что ближе, вызывает более живой интерес, как и то, что проблемы XIX и XX вв. оказывают большее влияние на современного человека.

Но для всестороннего развития индивидуума изучение далекого прошлого с самого начала, с самого зарождения, изучение той многосторонности, о которой я говорил выше, то есть, другими словами, изучение классической истории, средневековья и нового времени, требует, по мнению, некоторых учащихся, молодых умов, более внимательного отношения. Конечно, планы преподавания истории меняют, пытаясь обновить их полностью, но не всегда лучшие намерения дают оптимальные результаты. Именно по этой причине часть учащихся, выпускников-историков, а также учителей выступили за изучение не только самой истории, но и добавление к ней курсов по литературе, искусству, исторической географии, классическим и современным языкам, в изучении которых испанцы не особенно преуспевают, что затрудняет их отношения, прежде всего культурные, с другими народами.

А. И. И последний вопрос, который я не могу не задать, находясь здесь, в Испании. В 1992 г. исполняется 500 лет со дня открытия Америки Христофором Колумбом. Известно также, что уже сейчас в ряде стран, в особенности на Американском континенте, оживленно обсуждаются проблемы, связанные с этой датой, идет переосмысление тех событий, проявляются разные подходы к их оценке, в том числе и к оценке исторического подвига самого Колумба. Хотелось бы знать, как в Испании готовятся отметить эту дату, тем более что это событие выходит за рамки национальной истории Испании и имеет глобальный характер? Не случайно эта тема заняла большое место на нынешнем мадридском форуме.

Э. Б. Р. Можно сказать, что во всех отношениях выработался уже стереотип в освещении 500-летия открытия Америки, и у читателей, радиослушателей и телезрителей появилась даже некоторая пресыщенность, некоторая усталость от возврата к этим мотивам. Но как историк я хотел бы отметить, что попытки официальных испанских властей ни в коей мере не направлены на восхваление испанской истории, старых заслуг. Мы хотим лишь воздать дань памяти событию, которое имело огромное воздействие, положительное и отрицательное, на жителей Американского континента. Для тех людей, кто жил там, кроме капитанов и губернаторов, это было переселение народов, людей без имущества, которые везли туда только собственные рабочие руки и свою жизнеспособность, которые засевали там поля так же, как они это делали бы в Эстремадуре или Андалусии. Другими словами, то, что мы

стр. 248


называем сегодняшней Америкой, - это результат исторического феномена, участниками которого, актерами, по случайности оказались испанцы, как в равной степени могли быть и другие народы. Другими словами, результатом первой экспедиции Колумба и всех последующих была трансмиграция сначала испанцев, а далее всех европейцев.

Америка - это, если можно так выразиться, такой же феномен, какой столетия назад пережил и Иберийский полуостров, когда римляне подавили иберийскую культуру, кельтскую культуру, культуру долатинских народов, которые проложили русло к более высокой цивилизации. Существовали цивилизации здесь, существовали цивилизации там, существовали народы, подавлявшие другие народы и на Иберийском полуострове, существовали государства и культуры майя, ацтеков и инков в Америке, подавлявшие, иногда и с помощью силы, другие слабые народы. В результате этот феномен, который называется историей, имел в своем развитии подобные проявления, а потому испанские историки желают, чтобы историки во всем мире проанализировали этот феномен и могли бы с ним лучше ознакомиться. Не для того, чтобы праздновать, не для того, чтобы выпрямлять историю, не для раскаяния и не для приумножения своей славы, поскольку мы в данном вопросе даже не можем назвать себя историками какого-либо определенного государства. Ни мы, ни наши предки, никто не знает, где оставил свои корни современный человек. А потому для нас, историков, важно лучше знать историю, но не для того, чтобы судить ее, и не для того, чтобы присвоить славу, которая нам не принадлежит. Да это и не является целью историков.

В заключение я хотел бы поблагодарить Вас, главного редактора журнала "Вопросы истории", за возможность, которую Вы предоставили мне, приветствовать наших коллег из Советского Союза, в котором мы имеем столько друзей. Особенно хотелось бы поблагодарить за интерес к нашей стране, проявляемый советскими испанистами, с которыми мы поддерживаем добрые отношения и дружбу, а также советских историков, которые посетили нас в эти дни. Здесь около 100 советских историков, таким образом, СССР является одной из стран, чье представительство на XVII Международном конгрессе исторических наук наиболее значительно.

Orphus

© library.pt

Permanent link to this publication:

http://library.pt/m/articles/view/ИСТОРИЧЕСКАЯ-НАУКА-В-ИСПАНИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Portugal OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://library.pt/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В ИСПАНИИ // Lisbon: Digital Library of Portugal (LIBRARY.PT). Updated: 24.10.2019. URL: http://library.pt/m/articles/view/ИСТОРИЧЕСКАЯ-НАУКА-В-ИСПАНИИ (date of access: 11.12.2019).

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Portugal Online
Lisboa, Portugal
37 views rating
24.10.2019 (48 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
О ТЕРМИНЕ, ОБОЗНАЧАЮЩЕМ ТЕРРИТОРИЮ РАСПРОСТРАНЕНИЯ БАСКСКОГО ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ
Catalog: Linguistics 
10 days ago · From Portugal Online
Quantum theory claims that vacuum is not an absolute void, but a sea of ​​virtual particles. And even those particles that are born at colliders are already particles “wrapped” in a virtual fur coat. In our opinion, this coat is formed by the gravitational field of the Earth. And most of the particles that make up gravitational fields are particles with the smallest mass of all particles called a graviton. Higgs Field is a gravitational field. The Higgs boson is a graviton.
Catalog: Physics 
44 days ago · From Gennady Tverdohlebov
A new theory of electricity is needed, first of all, because the modern theory of electricity is built on a conduction current that does not exist in nature. And this paradox is obvious even to schoolchildren who observe currents with negative and positive charges on oscilloscopes. The modern theory of electricity is not able to clearly explain many of the mysteries of electricity. This article explains some of the mysteries that the modern theory of electricity could not explain.
Catalog: Physics 
119 days ago · From Gennady Tverdohlebov
Two hundred years ago, Faraday received a current with negative and positive charges, which is distributed in the layer of ether adjacent to the conductor. The one who does not know this is not worth going into the theory of electricity. The discovery is based on the realization that in the theory of electricity there is no extraneous force, instead of which an electromotive force acts, formed by the difference in electrical potentials, between the zero potential of the conductor and the negative (or positive) potential of the current source. This difference in electrical potentials creates in the circuit the force of motion of the charges. The difference of electric potentials creates a force, which may well be called Coulomb force. And then it is not clear why it was necessary to invent an outside force.
Catalog: Physics 
216 days ago · From Gennady Tverdohlebov
БИТВА ПРИ АЛЖУБАРРОТЕ
Catalog: History 
221 days ago · From Portugal Online
According to our hypothesis, the conversion of electrons and positrons into each other occurs by replacing the charge motion vector with the opposite vector. This is explained by the fact that all elements of the electron's magnetoelectric system are opposite to all elements of the positron's magnetoelectric system. And this opposite is determined by the vector of their movement in space. Therefore, it is only necessary to change the motion vector of one of the charges to the opposite vector, so immediately this charge turns into its antipode.
Catalog: Physics 
261 days ago · From Gennady Tverdohlebov
I wrote this article when I was 33, and I, who did not understand anything in physics, but who had logical thinking, were outraged by those alogisms and paradoxes that flowed from Einstein’s logic of relativity theory. But it was criticism at the level of emotions. Now, when I began to think a little bit in physics, and when I discovered the law of the difference of gravitational potentials, and based on it I built a five-dimensional frame of reference, it is now possible to prove the inaccuracy of Einstein’s theory of relativity at the level of physical laws.
Catalog: Physics 
290 days ago · From Gennady Tverdohlebov
The body of an atom is composed of gravitons. Moreover, all gravitons are polarized north-south to the center of the atom. And the electron, jumping from graviton to graviton, retains its north-south polarization, where the electron has the top - the north, and the bottom - the south. Electrons have such spatial configuration both in the body of the atom and in the electromagnetic wave. Electrons in the electron-positron current, which propagates in the ether adjacent to the conductor, have the same spatial configuration, as evidenced by Faraday’s experiment, set two hundred years ago, which modern physicists knew but forgot. Strictly speaking, it is not the electrons that rotate around the nucleus of the atom, but their energy in the form of photons, which jump from one graviton to a neighboring graviton.
Catalog: Physics 
314 days ago · From Gennady Tverdohlebov
КОЛЛОКВИУМ ПО ИСТОРИИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ
Catalog: History 
352 days ago · From Portugal Online
КОЛЛОКВИУМ ИСТОРИКОВ СССР И ПОРТУГАЛИИ
Catalog: History 
352 days ago · From Portugal Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В ИСПАНИИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Portuguese Digital Library ® All rights reserved.
2015-2019, LIBRARY.PT is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK